Tatla
Когда-нибудь, в серую краску уставясь взглядом, ты узнаешь себя, и серую краску рядом. Вася Обломов
Приснился мне под утро странный сон. Будто бы сидим мы с Яной в какой-то квартире и ждем, пока родители закончат прибирать нашу новую квартиру, в которую мы должны были въехать. Вроде как ждать осталось один день. Причем, что интересно, эта как бы временная квартира очень напоминает нашу теперешнюю, новую. Мы находимся в зале, окна выходят на лоджию. С нами мои дядя и тетя и, возможно, кто-то еще. Ощущение складывается, что в квартире много людей. Ко всему прочему к нам вдруг заходят трое незнакомых мне мужчин. Они просят приютить их на время, то ли от непогоды, то ли по какой-то иной причине, но никто не волнуется, включая меня, - мы пускаем их в квартиру словно родных. Ведут они себя вежливо. Мы сидим, кажется, разговариваем. За окнами пасмурный день вдруг сменяется непроглядной ночью. Начинается буря.
И тут отчетливо слышится стрекот - в черном бушующем небе появляется вертолет. И не то чтобы где-то вдалеке он парит, нет, он носится над самыми крышами, прямо перед нашими глазами - из комнаты, даже через окна лоджии, я отлично вижу его большую круглую тонированную кабину. Вертолет бросает из стороны в сторону, он то заваливается на бок, то, кажется, пытается сделать "бочку", но быстро передумывает, то пытается врезаться в какую-нибудь крышу (дома за окном стоят достаточно плотно и мы, похоже, на верхнем этаже). Сначала мне думается, что пилот потерял управление из-за бури, но вдруг включается мысль - он просто пьян. Уж больно издевательски кружит на одном и том же месте вертолет, не улетает и не падает, а словно выполняет опасные трюки. Только вот - зачем? Люди в нашей комнате в волнении обсуждают увиденное. Вдруг вверху раздается треск, и я отчетливо понимаю, что вертолет врезался в нашу крышу и сейчас наш дом будет падать. Люди в комнате, кажется, не разделяют моей уверенности - они растеряны, но я уже твердо приняла решение - из квартиры нужно немедленно уходить. Я бегу в соседнюю комнату за Яной, которая, как обезьянка, забирается вверх по шкафу. Хватаю дочку на руки и выбегаю из квартиры. За мной выходят остальные. Только что была ночь, но уже утро, ясное утро, земля мокрая как будто после дождя. Мы вышли, как оказалось, на длинный балкон. В нашем доме было всего то ли два, то ли три этажа, и мы находились на верхнем, т.е. крыша была прямо над нами, и если бы вертолет её пробил, то нам бы настал капец. Но вертолет, вот он - спокойно стоит на крыше соседнего дома. Рядом с ним появляются какие-то люди, все громко переговариваются, смеются и начинают фотографироваться. Трое пришедших к нам на ночлег мужчин, оставив нас, подходят к этим людям, среди которых есть, безусловно, и пилот этого вертолета. Они радостно начинают что-то говорить и я понимаю, что они прекрасно знают эту компанию. Кто-то из толпы передает одному мужчине странное устройство, мигающее красным лазером, и я сразу понимаю, что это видеоноситель. Мужчине говорят что-то типа "потом посмотришь, что мы сняли", и я вдруг понимаю - вся эта история с бешеным вертолетом была розыгрышем, который снимали на видео. А эти трое мужчин захотели посмотреть на реакцию людей в непосредственной близости, и случайно выбрали нашу квартиру. Они, вероятно, ждали, когда мы будем в панике биться головами о стены или прыгать из окон, пытаясь спастись от вертолета-убийцы, кидавшего свою черную блестящую тушу прямо в нас. Но ничего такого не произошло, мы повели себя относительно спокойно, насколько возможно было в столь странной ситуации.
Вокруг оказалось зелено и было множество статуй. Толпа шутников уже расходилось, но один из наших троих гостей, светловолосый мужчина, задержался, чтобы его сфотографировали возле скульптуры осла, на спине которого стояло еще какое-то более мелкое животное. Никто, казалось бы, не разделял моего возмущения зверской шуткой, а потому я язвительно закричала ему: "Молодцы! Герои! Вы памятник себе поставьте! Вот такого же осла, например, только под ним пусть будет куча говна - вот это вот вы!" Но голос мой звучал неестественно тихо и растворялся в шуме толпы. Вокруг нас уже собралось множество людей и им не было никакого дела до вертолета, словно ничего и не было. Все рассматривали скульптуру, которую я про себя назвала "Барон Мюнхгаузен". Это была партитура из белого гипса, а над ней висела из такого же белого гипса треуголка. Треуголка просто висела в воздухе, без какой-либо видимой поддержки. Я, конечно, понимала, что это трюк, и специально пыталась обойти скульптуру, меняя угол зрения, однако треуголка продолжала левитировать. В толпе я увидела своих родителей и мама объяснила мне, что надо закрыть глаза, а потом открыть. Я сделала так и, о чудо, оказалось, что треуголка держится на железной палке, просто воткнутой вертикально в землю. Я попробовала сделать так, чтобы палка исчезла и вновь возникло волшебство, опять моргнула. Не тут-то было - палка исчезать не собиралась. "Это сложно", - объяснила мама, - "не сразу получается". Сосредоточившись, я моргнула еще раз, и палка исчезла - треуголка опять висела в воздухе.
Вдали, в зеленой листве деревьев виднелось еще много замысловатых статуй, но, увы, сработал страх опоздать на работу, и я проснулась.

@темы: личное