21:45 

"Один день из жизни города М." Вадима Данцигера: заблудились в собственных чувствах

Tatla
Когда-нибудь, в серую краску уставясь взглядом, ты узнаешь себя, и серую краску рядом. Вася Обломов
Я была на премьере спектакля "Один день из жизни города М." Вадима Данцигера в нашем театре. Сам же спектакль, если верить "Википедии", Данцигер поставил еще в 2012 году для Владивостокского драмтеатра, т.е. премьерным его назвать трудновато. Ну, так или иначе, наш зритель от Владивостока далек, так что вряд ли кто-то раньше видел эту постановку.
Собственно, о самом спектакле Данцигера с чистой совестью можно было бы и вовсе не писать, однако я, как фанат Достоевского, просто обязана была прочесть повесть "Дядюшкин сон", которую раньше, вероятно, все-таки вообще не читала и ни одной киноэкранизации и театральной постановки (коих существует много) никогда не видела. При всей своей огромной любви к Федору Михайловичу, пожалуй, столь слабых произведений я у него не замечала раньше. Даже рассказ "Вечный муж", поставленный Ларисой Малеванной для нашей "Молодежки", не в пример глубже, необычнее, психологичнее "Дядюшкиного сна", явно раннего произведения, которое правильнее было бы считать лишь пробой пера великого в будущем мастера. Обилие кино и театральных постановок этой простенькой провинциальной интрижки, вообще говоря, удивляет. Возможно, "Дядюшкин сон" прельщает драматургов своей лаконичностью и минимумом локаций - все действие происходит почти в один день почти в одной комнате, легко поставить, сюжет незамысловат, но развивается быстро - нетребовательный зритель особенно не будет скучать. Федор Михайлович, как я считаю, был мастером захватывающего сюжета и мастером остроумия. Даже в самых серьезных его произведениях, таких, как "Преступление и наказание", встречались моменты столь комичные, что я просто ухахатывалась в голос. Не говоря уже о том, что мало какая сцена из любого места в любом произведении великого гения не захватит читателя с первых же предложений так, что уже и не оторвешься. Увы, и трудно поверить, но, вероятно, в период написания "Дядюшкиного сна" два этих мастерства были Федору Михайловичу еще не совсем подвластны. Повесть, при своем небольшом размере, порядком вяловата и затянута, и, называясь "комедией", почти совершенно не смешна. Справедливости ради, стоит отметить, что Данцигеру удалось придать постановке даже больше веселья и комичности, чем чувствуется в оригинальном произведении (может, еще и поэтому любимо оно театральными режиссерами - обыгрывается легко). При этом "Один день из жизни города М." по тексту очень близок к оригиналу, разве что некоторые места несколько сокращены (что, в виду долгих занудных диалогов Федора Михайловича в данном случае даже и неплохо).
История повествует о провинциальной жизни маленького городка Мордасово, где светская дама Марья Александровна Москалева, этакий Макиавелли в юбке, гений манипуляции, плетет интриги, желая выдать свою дочь Зину за старого слабоумного князя, случайно заехавшего в их городишко. Жених Зины, Павел Мозгляков, раскрыв замыслы хитроумной мамаши и не дав окончательно запудрить себе мозги, внушает князю, что предложение, которое тот сделал девушке, было просто сном. Тем временем у Москалевых собираются гости - множество светских дам, алчущих лицезреть очередной скандал и скандал происходит - Марья Александровна объявляет о помолвке, князь говорит, что это было во сне, Зина, не выдержав, признается, что князя облапошили, а Мозгляков признается в своей лжи, в итоге достается и князю, попавшему под горячую руку разгневанных стервозных светских дам. У Достоевского, кстати, в повести замечательный финал (этого финала не было в спектакле), собственно, только по которому и понимаешь, что читаешь все-таки не кого-нибудь, а самого Достоевского. В финале "Дядюшкиного сна" Мозгляков, который долго путешествовал по России и участвовал в какой-то далекой экспедиции, попадает в далекую провинциальную губернию, и на балу у генерал-губернатора вдруг видит Зину, гордую и неприступную, богатую и независимую красавицу - молодую супругу генерал-губернатора. Зина не обращает на Мозглякова внимания, даже по-началу его не узнает. Мозгляков, поговорив с её матерью, становится поотдаль возле колонны, не пьет, не ест и не танцует, а только смотрит издалека на Зину, бывшую свою возлюбленную, точно также, как описывала ему когда-то эту сцену (только если бы Зина вышла за князя) сама Марья Александровна. Простояв так весь вечер (Зине, конечно, было плевать), Мозгляков едет домой, проводит еще день в лихорадке, а потом его отпускает и, совершенно оправившись, он просто уезжает из города дальше по каким-то свои делам. И это конец истории. То есть, вы поняли? Это история не о хитроумных интригах, и не о человеческой низости, и не о том, что "сердцу не прикажешь", и не о злых дураках, и даже не о грязной подноготной светского общества (хоть и сейчас ничего не изменилось и все также в моде у нас развенчание сладкой жизни, называемое "антигламур"). Это история о том, что все проходит. Все эти пауки в банке, они тебе страшны, когда ты вместе с ними в банке. Но если из этой банки вылезти, вокруг совсем другая жизнь. Мозгляков прожил эту свою мечту про затаенную страсть возле колонны, ему это было необходимо, ради себя самого. Он пострадал, переболел и излечился. И ему плевать теперь на то, что мамаша-интриганка таки пристроила свою дочку и что дочка эта ему не досталась. Ему плевать, он просто живет дальше. Этот сон, его сон, Мозглякова, закончился. А ведь многие из нас вечно живут такими вот снами - о богатстве, о славе, о страстной взаимной любви. И умирают, так и оставаясь во сне, так и не прожив толковую жизнь, как бедный князь К.
К сожалению, как и оригинал, спектакль Данцигера получился невнятным - не понятно, что перед нами - комедия или драма. Князя К. дали играть Александру Катунову, после премьеры актер праздновал бенефис. Однако же роль немощного старичка-полудурка не совсем вяжется с великолепными амплуа Катунова, до сих пор играющего на малой сцене Воланда и изображавшего самого Достоевского в постановке открытия Олимпийских игр в Сочи. Режиссер, пытаясь уважить любимца публики, постарался добавить в роль князя К. больше лирики, сделав его не только комичным, но и несколько трогательным, расширив, так сказать, образ. Катунов, привыкший к амплуа героев-любовников, очень проникновенно изображает тоску князя по былой возлюбленной виконтессе, однако, возвращаясь к точному тексту, некрасиво переигрывает и слишком кривляется. Не очень приятно было лицезреть сильного актера в такой несвойственной ему роли. Вообще же актерский состав "Одного дня..." оказался весьма неплох. Великолепно сыграла Марью Александровну Анна Романникова, хорош в роли Мозглякова Михаил Дубовский, достоверно изобразила гордую Зину Евгения Белова. Больше всех отошел от книжного образа Георгий Хадышьян, играющий маленькую роль Афанасия Матвеевича Москалева. В повести это совершенно забитый, буквально унижаемый своею женой, жалкий и глупый человечек. Хадышьяну, конечно, хотелось изобразить что-то более выигрышное и его Афанасий Матвеевич получился, хоть и мягким, но не жалким, а скорее снисходительным, не глупым, а местами даже весьма остроумным. Ничуть не возражаю я против такой интерпретации.
Но есть против чего возразить и возразить категорически. Пошлость, которая уже, казалось бы, въелась в нашу провинциальную драматическую сцену благодаря неснимаемыми с репертуара "Ревизору", "За двумя зайцами" и иже с ними, взрастает неожиданно буйным цветом и в постановке Данцигера. Причем создается впечатление, что вульгарные эксцентричные сцены режиссер специально вставлял в совершенно другой по характеру спектакль, просто "чтобы було" - настолько эти странные куски диссонируют с серьезными диалогами и монологами, с психологическими образами-снами (особенно хороши были девушка в зеркале и сцена дуэли Зины), которыми пронизан спектакль. Мне, честно говоря, такая раздвоенность совершенно не понравилась - либо уж делай полную эксцентрику, либо делай классический спектакль, либо артхаус. Местами, повторюсь, было весело и режиссеру действительно удалось оживить вялый несмешной текст, но проблема-то в том, что "Дядюшкин сон" все-таки в большей степени не походит на комедию, скорее уж на злую, очень злую сатиру. Повторяя довольно точно текст оригинала режиссер вынужден был от эксцентрики переходить сразу к жестким и драматичным диалогам и монологам, а потом и вовсе к эфемерным снам, и зритель заблудился в собственных чувствах - то ли смешно, то ли пошло, то ли трагично, то ли загадочно, то ли... вообще никак. Постановка превратилась в кашу. После просмотра не остается ни послевкусия, ни желания пересмотреть, ни даже поразмыслить над увиденным. Вспоминается только, как выщипывали бедному князю усишки разъяренные светские матроны, да как грела свой зад у печки полковничья жена.
Вот и получается, что хоть и появилась совсем недавно замечательная "Поминальная молитва", да и на "Хануму" до сих пор аншлаги, но все-таки главного режиссера нет, и нет ориентира у театра. Очень хочется верить, что аляповатость, вульгарность и пошлятина следующим ориентиром не станут, и наш драм театр вспомнит былые времена, когда ставили у нас не "Дядюшкин сон", а "Братьев Карамазовых".

@темы: рецензии (спектакли)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Яна и я

главная