11:44 

"Поминальная молитва" в Драме

Tatla
Когда-нибудь, в серую краску уставясь взглядом, ты узнаешь себя, и серую краску рядом. Вася Обломов
Сходила на премьеру нашего драмтеатра - "Поминальную молитву" по Горину.
Вообще я сторонник экспериментов и поисков нового, но в нашем театре, как мне кажется, за последние годы экспериментов было слишком много: голый Гамлет, парящий под потолком, балаганщина, стриптиз... То, что Огарев начинал как эксперимент и новаторство, продолжилось безвкусицей и сумбуром на сцене. Зрители устали. Это стало понятно, когда мы аплодировали стоя после окончания "Поминальной молитвы". Стоял весь зал. Зрители соскучились по старым добрым классическим постановкам. Пусть спектакль не новый, пусть еще в 1993 году его уже ставил "Ленком", но сейчас, в положении нашего театра, как же легло на сердце это хорошо забытое старое.
Григорий Горин великолепно адаптировал повести Шолом-Алейхема. Текст "Поминальной молитвы" просто выдающийся, будем говорить честно, не зависимо от нюансов каждой режиссерской постановки. Один раз посмотрев спектакль, запоминаешь целые диалоги буквально дословно. Каждую сцену хочется смаковать, проигрывать в уме еще и еще раз. Я нашла в Интернете и посмотрела "Ленкомовский" вариант. Текст практически одинаков. Наши чуть подсократили, хотя и убрали очень важное пояснение, которое давал Леонов в самом начале спектакля - почему название - "Поминальная молитва". Потому, что Шолом-Алейхем просил близких и друзей прочесть над его могилой поминальную молитву, но не горевать, а выбрать самый веселое из его произведений, и зачитать его. Спектакль таким и получился, трагикомичным, смех, потом слезы. "Ленком" закончил его молитвой, наша версия решила остановиться на завершающей шутке, более мажорной ноте. Как ни странно, но наш спектакль, в постановке иркутского режиссера Геннадия Шапошникова, понравился мне больше "Ленкомовского". Захаров - эксцентрик, через все его произведения, в той или иной степени, проходит некое шутовство и вульгарность, в хорошем смысле слова, но в "Поминальной молитве" мне эти оттенки показались лишними. Актеры нашего театра сыграли более интеллигентно, классически. Тевье в исполнении Анатолия Горгуля получился более достоверным, более "еврейским". Леонов, конечно, замечательный, но он полный, добрый, мягкий. Трудно поверить, что бедный молочник с пятью дочерьми, который каждый день вынужден переть крынки с молоком в гору на собственном горбу, потому что лошадь уже стара и не в силах сама тащить в гору телегу, выглядит таким упитанным и округлым. Но дело здесь не только в физических данных. Горгуль, кстати, играющий старого еврея в еще одном нашем спектакле "В тени виноградника", создал более яркий образ, саркастичный, самоироничный. На Тевье держится спектакль, это сильная, ведущая роль, и Горгуль мастерски притягивает внимание зрителя. Великолепно сыграла жену Тевье, Голду, Наталья Арсентьева - без излишней эксцентрики. У "Ленкома" получилась такая деревенская баба, Арсентьева же изображает более мудрую и сильную женщину. Еще один образ, на мой взгляд, получившийся намного выигрышнее "Ленкомовского", это Степан в исполнении Александра Катунова. Я вообще очень люблю этого актера. И в эту маленькую, в общем-то, роль он вкладывает столько души, столько трагизма в том эпизоде, где Степан фактически признается Голде в любви. И сцена эта становится чуть ли не самой важной и душетрепещущей во всем спектакле - мы, старики, в свое время побоялись идти против устоев, но они, молодые, может быть смогут, они смелее, отважнее нас, у них получится.
Отдельно следует отметить сценографию, музыкальное сопровождение и танцы. Наш спектакль получился более ярким. На сцене все простое, деревянное, но свет подан так, что буквально золотом отливает старая телега, стоящая в центре. Отличное решение - вертящийся круг, в котором есть два паза - в них вставляются колеса телеги. В конце, когда евреи готовятся к переезду, круг становится вертикально, но телега продолжает стоять на нем, не падает. Этот эффект, а также опускающиеся и поднимающиеся полупрозрачные "треугольники", имитирующие стены домов, создают ощущение легкости и мимолетности времени. Жизнь еврейской деревни вообще и семьи Тевье в частности постоянно меняется - разъезжаются дочери, умирает мать, теперь вот выселяют всю деревню. Но люди продолжают жить, даже тогда, когда это кажется почти невозможным, как висящая в воздухе телега, держатся из последних сил, а на себе еще и скраб свой тащат, котой герои все взваливали и взваливали на верх этой телеги.
Великолепно поставлены свадебные танцы, очень оригинален танец с бутылочками, которые мужчины евреи ставили на головы. Вообще празднеству в спектакле отведена особая роль, ведь наш местный зритель любит танцы и песни на сцене, однако не почувствовала я никакой балаганщины и никакого перебора с ощущением праздника. Все было поставлено красиво и органично. Может, это и банальное решение, решение в угоду зрителю, но ведь театр наш и работает для массового зрителя и не может не учитывать общих предпочтений. Очень понравился скрипач на сцене, может, ошибаюсь, но показалось, что играл вживую. Если так, то очень правильно это было сделано.
Ну и напоследок скажу про общую идею постановки "Поминальной молитвы". В 1993 году, когда спектакль этот впервые поставил "Ленком", сюжет был удивительно созвучен времени - тоже смутное время, тоже нищета, тоже начинают происходить коренные изменения во всем государстве, и в обществе прорастают идеи о правах и свободах, тоже меняется конституция. Ощущение подвешенности в воздухе, изменчивости, тоже непонятно, куда идти и, главное, зачем. Все наше общество тогда походило на этих бедных евреев, которые выворачиваются из последних сил, но государственная машина их все давит и давит, все подкладывает и подкладывает очередную свинью. Сейчас у нас вроде бы "стабильность", однако и в наши дни спектакль по-прежнему актуален уже по другой причине - обостренной межнациональной вражды. Не важно, что вражда эта, по большей части, спровоцирована государственной пропагандой (моё личное мнение), а не историческими и социальными объективными факторами. Главное, что наш (и их) народ, как баран, ведется на грубые политтехнологии и, подобно русскому мужику в спектакле "Поминальная молитва", подзуживаемый агрессивно-прогрессивной дамочкой в очках, хоть и без особого желания, а потому, что "так надо", выходит бить неугодных по нац. признаку. Затронуть сейчас подобную проблему - решение злободневное и очень, на мой взгляд, правильное, потому что "Поминальная молитва", сама суть и характер этого спектакля, разрушает обостренное нынче чувство национализма и доказывает зрителю, что все мы равны, и евреи, и украинцы, и русские. Все мы одинаково живем, все мы одинаково страдаем. И, может, пора уже посмотреть со стороны не на тех, которые не такие, как мы, а на самих себя, и понять, что беды наши проистекают от того, что находится внутри нас самих.
В нашем Драмтеатре явно идут положительные подвижки - сменился, наконец, директор, и выбор премьерного спектакля говорит о том, что это организационное решение было абсолютно правильным. Однако, печально, но главного режиссера, того, кто мог бы повести нашу замечательную труппу за собой, пока так и нет. Зрителю остается только, подобно героям Шолом-Алейхема, надеяться на лучшее и радоваться светлым моментам даже когда наступает беспросветная тьма. Один из таких светлых моментов в судьбе нашего театра - появление спектакля "Поминальная молитва".

@темы: рецензии (спектакли)

URL
Комментарии
2014-11-23 в 21:50 

talina30
жить-как дышать
Надо пойти и на другие премьеры

2014-11-24 в 11:12 

Tatla
Когда-нибудь, в серую краску уставясь взглядом, ты узнаешь себя, и серую краску рядом. Вася Обломов
А в Драме премьера только одна пока - вот этот спектакль, а "Молодежка" до сих пор закрыта на ремонт, так что других премьер - йок.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Яна и я

главная